Азиатский банкет — 1 (Паттайя)

Хуже бабы-дуры, может быть только баба-дура системнная и организованная. То есть, я. Сколько бы жизнь меня не учила, сколько бы подсказок не дарила, сколько бы подзатыльников не раздавала, я с упорством жертвы гештальт терапии,продолжаю экспериментировать и считать себя умнее судьбы и хитрее провидения. Первого декабря 2012 года я впервые приехала в Камбоджу. Прожила здесь два года, прошла путь от первичной эйфории до полного

неприятия и умиротворения и, покидая сказочное Королевство тысячи улыбок, казалось бы, твердо усвоила:
— Это другая страна! Иная! Чужая! Не предсказуемая. В этой стране нельзя планировать, загадывать, а уж тем более что-либо системно расписывать.
Живя здесь, я тысячи раз зарекалась думать о дне завтрашнем , и была счастлива, только переложив свои тревоги на плечи дремлющего в манговых зарослях, беспечного и легкомысленного Будды.
Но, память — штука забывчивая. А у бабы-дуры, так и подавно.

С момента нашего с мужем отъезда из Камбо прошло два года и, собираясь посетить ЮВА , я превзошла в планировании не только саму себя, но даже своего бывшего, помешанного на системности шефа.

На фотографии наши очень хорошие знакомые супруги Юра и Алёна Лазебная.

Алёна — известный писатель из Украины и автор этого цикла статей «Азиатский банкет».

Прекрасно зная, что в этом мире, «Аннушка уже обязательно пролила масло» я упорно продолжала считать, что под один и тот же трамвай нельзя угодить дважды. И, вместо того, чтобы просто купить билет, прилететь в Камбоджу, прокатиться на тук-туке на хорошо знакомый Риверсайд и выбрать соответствующий настроению отель.

Весь, предшествующий поездке месяц , я «втыкала» в картинки букингкома, бронировала одни отели, впечатлялась фотографиями других, снимала предыдущую бронь и осуществляла новую.

Каждый день я убеждалась , что за углом интернета меня подстерегает что-то новое, лучшее и неизведанное. Каждое утро моя забывчивая, завистливая, системная натура боролась с судьбой и провидением.
Муж о страданиях домашней системщицы даже не догадывался.

И когда за день до отъезда в Камбоджу я огласила программу грядущего азиатского банкета, он только крякнул, сглотнул застрявший в горле стон и сказал: «Окей».
«Окей» этот был нерадостен по нескольким причинам.

Мало того, что поездку я запланировала на мужнин День рождения, а он его с зачатия за праздник не считает.

Так еще и с истинно бабским тщеславием я подготовила ему сюрприз.

За день до отъезда, я сообщила мужу, что грядущую Днюху мы будем отмечать не в его любимой, слепленной из солнца, влаги, грязи и отсутствия гламура Камбодже, а в пятизвездочном отеле тайской Паттайи.

Муж, скажем мягко, удивился. Но бороться с ураганом системного бабского мозга было уже поздно. Билеты куплены, стыковки предусмотрены, трансферы заказаны и отель оплачен.

В общем, веруя в то, что на отражение мира лучше смотреть сверху, мы отправились в путь.

Азиатский банкет

Полет прошел удачно. МАУ порадовали съедобной пищей, улыбками стюардесс и комфортной температурой салона. Покидая литак, я сложила ладони, поклонилась экипажу и попросила передать спасибо Коломойскому.
Ждать трансфер пришлось около часа. Нетерпеливый муж оббегал залы ожидания Суварнабхуми раз десять.

Не будь я такой продуманной, он бы уже давно сел в такси или ушел из аэропорта пешком. Причем не в Паттайю, а прямиком в Камбоджу.
Дорога из аэропорта заняла меньше двух часов. Комфортабельный микроавтобус летел по хай- вэю, девушка-гид без умолку предупреждала нас об опасностях азиатской заграницы, вдоль дорог мелькали высотные здания, склады, ремонтные мастерские и чахлые низкорослые растения.

Вся эта, возникшая пред нами действительность очень мало напоминала знакомую нам Азию.

Муж тревожно заметался, пару раз щелкнул фотоаппаратом и обреченно сказал,

— Н-даа, так я путешествую впервые».
А дальше начался мрак и ужас тайского курортного рая.

Выхолощенная от экзотики Паттайя оказалась симбиозом Бердянска, Скадовска и Хошимина.

Грозные высотки пятизвездочных отелей соседствовали с низкорослыми невзрачными гестхаусами.

Паруса архитектектурных строений в японском стиле подчеркивали мрачную кубическую красоту « Хилтона».

View post on imgur.com

С четырнадцатого этажа отеля открывался вид на лишенные зелени, облысевшие и покрывшиеся лишаями бетонных бассейнов площадки громоздящихся друг на друге гостиниц.

Стилизованные под Европу и Америку рестораны зазывали русскоязычными вывесками и отпугивали качеством еды.

Море поражало мутной водой и эскадрами причаливающих к пляжу прогулочных катеров.

Центральная набережная отвращала дороговизной сомнительных закусок и отвратностью толпящихся на солнце проституток и проститутов.
Заказанный отель был вполне приличен. Пять звезд ему присвоили с верой в лучшее, но сервис был мил, а ухоженный сад вообще удивителен.

По отелю бродили толпы вооруженных палками для сэлфи китайцев, а у бессейна раскатисто грохотала исключительно русская речь.
— Это – Паттайск,- чуть смущенно объявила я мужу.
А ошарашенный именинник смотрел на двадцатиэтажное здание из стекла и бетона, взирал сквозь панорамные окна на раскинувшийся внизу роскошный бассейн, вглядывался в узкий краешек повисшего в измороси утреннего дождя моря, рассматривал, размещенный в застекленном со всех сторон кубе, унитаз.

View post on imgur.com

Мой влюбленный в Камбоджу муж растерянно пожал плечами, и тихо спросил,
— А, зачем мы здесь?

Конечно, его предприимчивая, системная жена уже и так все поняла. Паттайский Эдем быстро вернул ей память.

Внезапно ей вспомнились рассказы уехавших из Паттайи в Камбоджу экспатов, что это город греха, пьянства и разврата.

В ее мозг вернулись сведения об истории двух соседствующих стран, о множественных войнах между тайцами и кампучийцами, о их вековой неприязни друг к другу, о том, что Азия Азии рознь, и, что во многом она, конечно, зе сэйм, но во многом и дифферент.

Вернувшаяся вдруг память помогла ей осознать ошибку, но вернуть бабе-дуре отсутствующий разум, ни опыт, ни память не в состоянии.

Закрученная до отказа спираль системности продолжала развинчиваться и вершить свое настойчивое разрушительное дело.
Я тарахтела что-то на мотив вечер утра мудренее.

Что, мол, вот выйдем ночью на променад, насладимся местным движем, посмотрим на трансвеститов, покушаем лобстеров , и все образуется.

После слова «лобстеров», муж взбледнул, прижал ладонь к страдающей панкреатитом поджелудочной, посмотрел на меня глазами избитого в Шампанском переулке Одессы пса , и покинул территорию пятизвездочного отеля «Амари».

До самого вечера он просидел в продавленном множеством задниц шезлонге замусоренной набережной, гладил прибившуюся к ногам фаранга местную собаку и пялился в сторону такой близкой но ставшей вдруг далекой Кампучии.
Вечером мы вышли на вокинг-стрит. Вечернее освещение преобразило город.

Из замызганной дневной проститутки Паттайя превратилась в размалеванную преуспевающую ночную шлюху.

View post on imgur.com

Блики фонарей и сверкающая иллюминация клубов и ресторанов делали неотличимыми лица и фигуры худощавых таек и трансформированных в девушек тайцев.

На вокинг-стрит неистовствовал шабаш разврата. Смуглая разрисованная татуировками кожа почти обнаженных девушек, откровенные призывные жесты широкоплечих жертв дешевой пластической хирургии.

Отшлифованные в дорогостоящих клиниках, поражающие изяществом форм и черт, совершенные до неверия в видимое транссексуалы, откидывали назад блестящие волосы и стыдливо поправляли бретельки белых лифчиков.

Множество русскоязычных фрилансерш и состоящих при заведениях проституток. Черная, белая, смуглая кожа. Английская, немецкая, господствующая русская речь.

Ночная жизнь Пномпеня

бары в Камбодже

В День рождения моего мужа мы гуляли по улицам полным греха и соблазна. Во влажном тягучем воздухе витали ароматы лайма, пряностей, французских духов и кельнской воды.

Шествующая толпа иностранцев улыбалась, обнималась, лапалась. Фотографировалась, заглядывала в распахнутые двери заведений. Пила, курила, покупала презервативы.

Народ готовился к разврату. Муж слегка отошел. Понурый взгляд новорожденного воспламенился, и чресла принялись восставать из пепла разочарования.
Я –приободрилась! Перестала трещать чушь, приотстала, и… ,заглядевшись на очередное сексуальное чудо, отвлеклась.

За что и была наказана. Немедленно. Момент , когда навстречу моему одиноко шествующему иностранцу бросился радостно улыбающийся транссексуал, я упустила. Но, ту роковую минуту, когда переделанный в девушку таец схватил моего мужа за член, я буду помнить до конца своей жизни.
— Пидераааассс! – раздался неистовый крик башкира в Тайланде.
И, как в кадрах замедленного кинофильма, я увидела, что одна рука моего мужа пытается сломать посягнувшую на его честь тайскую ладонь, а вторая расправляется, распрямляется, уносится ввысь, вдаль, взад ииии…

И я всем весом своего тела рухнула на чахлого визжащего от ужаса транса, чем и спасла свежеотрихтованное лицо игривового прелюбодея от карающей длани моего поруганного мужа.
Основательно вывозившись в грязи и пыли Вокинг-стрит мужчины рассказали друг другу много громких и, по всей видимости, интересных вещей.

А я прижала к груди чудом уцелевший фотоаппарат, полила разодранную коленку припасенным в сумке виски и прихлебывая из горла целительный напиток отправилась в отель дожинать лавры своей предусмотрительной бабской системности.
До отъезда в Камбоджу оставались три проплаченных загодя дня.

 

Мы предоставляем трансфер по Камбодже и в Камбоджу

Полный список наших экскурсий Туры в Камбоджу

Наши контакты

 

P.S. Перепечатано с разрешения автора, фотографии взяты из других материалов. Оригинал текста находится здесь

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий